С вами случилась беда? Многие наверняка вам посочувствуют. Но обязательно найдутся и те, кто добавит, что ничего бы не произошло, сиди вы дома вечерами. К жертвам изнасилования отношение еще более критическое. Короткая юбка? Макияж? Очевидно – «спровоцировала». Почему некоторые склонны винить в преступлении жертву?
Обвиняя жертву

Почему часть из нас склонна осуждать попавших в беду и как это изменить?

Все дело – в особом наборе моральных ценностей. Чем важнее для нас верность, послушание и целомудрие, тем скорее мы будем считать, что жертва сама виновата в своих бедах. В оппозиции к ним находятся забота о ближнем и справедливость – сторонники этих ценностей более либеральны во взглядах.

Психологи Гарвардского университета (США) Лаура Ниеми (Laura Niemi) и Лиане Янг (Liane Young) предложили свою классификацию базовых ценностей:

индивидуализирующие, то есть основанные на принципе справедливости и заботы об отдельной личности;

связующие, то есть отражающие сплоченность конкретной группы или клана.

Эти ценности не исключают друг друга и сочетаются в нас в разных пропорциях. Однако то, каким из них мы отдаем предпочтение, может многое о нас рассказать. К примеру, чем сильнее мы идентифицируем себя с «индивидуализирующими» ценностями, тем скорее будем сторонниками прогрессивных тенденций в политике. Тогда как «связующие» ценности более популярны у консерваторов.

Чем важнее для нас верность, послушание и целомудрие, тем скорее мы будем считать, что жертва сама виновата в своих бедах

Приверженцы «индивидуализирующих» ценностей обычно рассматривают вариант «жертва и преступник»: жертва пострадала, преступник причинил ей вред. Защитники же «скрепляющих» ценностей в первую очередь обращают внимание на сам прецедент – насколько он «безнравственен» и обвиняет пострадавшего. И даже если жертва не очевидна, как в случае с актом сожжения флага, для этой группы людей больше характерно желание немедленной мести и расправы. Яркий пример – убийства во имя чести, которые до сих пор практикуются в некоторых индийских штатах.

Сначали Лаура Ниеми и Лиане Янг предложили краткие описания жертв различных преступлений – подвергшихся изнасилованию, растлению, ножевым ударам и удушению. И спросили участников эксперимента, в какой степени они считали жертв «пострадавшими» или «виноватыми».

Предсказуемо практически все участники исследований чаще рассматривали жертв сексуальных преступлений как виноватых. Но, к удивлению самих ученых, люди с сильными «связующими» ценностями склонялись к тому, что вообще все жертвы виновны – вне зависимости от преступления, которое было против них совершено. Кроме того, чем больше участники этого исследования были уверены в виновности жертвы, тем меньше они видели в ней пострадавшую.

Особое внимание к преступнику, как это ни парадоксально, снижает потребность обвинять пострадавшего

В другом исследовании респондентам были предложены описания конкретных случаев изнасилования и грабежа. Перед ними стояла задача – оценить, в какой степени жертва и преступник ответственны за исход преступления и в какой мере действия каждого из них в отдельности могут на него повлиять. Если люди верили в «связующие» ценности, то чаще считали, что именно от жертвы зависит, как развернется ситуация. «Индивидуалисты» придерживались противоположных взглядов.

Но есть ли способы изменить восприятие преступников и жертв? В последнем своем исследовании психологи проверили, как перенос акцента с жертвы на преступника в формулировках описаний преступления может повлиять на его моральную оценку.

В предложениях, описывавших примеры сексуального насилия, в качестве подлежащего выступала либо жертва («Лиза была изнасилована Дэном»), либо преступник («Дэн изнасиловал Лизу»). Сторонники «связующих» ценностей обвиняли жертв. При этом акцент на страданиях несчастной только способствовал ее осуждению. А вот особое внимание к преступнику, как это ни парадоксально, снижало потребность обвинять пострадавшую.

Желание возложить вину на жертву укоренено в наших базовых ценностях. К счастью, оно поддается коррекции благодаря изменениям в тех же юридических формулировках. Перенос акцента с жертвы («Ах бедняжка, что она пережила…») на преступника («Кто дал ему право принуждать женщину к сексу?») может серьезно помочь правосудию, резюмируют Лаура Ниеми и Лиане Янг.

0 Мне понравилась эта статья

Еще несколько статей этого раздела

  • EQ, который помогает жить

    EQ, который помогает жить


    Партнеры, схожие в этих качествах, более счастливы друг с другом, чем те, кто обладает разным уровнем эмоционального интеллекта. Этот факт выяснили канадские психологи из университета Йорка. Также оказалось, что люди с высоким эмоциональным интеллект…

  • В хороших отношениях с временем

    В хороших отношениях с временем


    Cпелеолог Мишель Сифр 16 июля 1962 года спустился в пещеру Скарассон на границе Италии и Франции. На глубине 115 метров под землей он устроил лагерь, оснащенный всем необходимым: палаткой, запасами воды и пищи, источником света и телефоном для связи …

  • Я не умею принимать решения

    Я не умею принимать решения


    Быть или не быть – вот в чем вопрос! Пожалуй, слова Гамлета лучше всего описывают человека, который так не уверен в себе. «Он знает, что должен убить отчима, и медлит лишь потому, что цель, которую он преследует, его бессознательно пугает, – объясняе…

Рубрики

Популярные статьи